Как работают эмоции?

11
1

Почему мы боимся одних вещей больше, а других меньше? Согласно исследованиям, первые позиции в рейтинге страхов занимают страхи темноты, высоты, пауков и змей, крови, больших животных. Почему? Потому что это те вещи, которых мы боялись эволюционно. К слову, у шимпанзе тоже бывают страхи и фобии, например, боязнь пауков и змей.

Казалось бы, почему мы страшимся, например, темноты или высоты, но не боимся автомобилей, оружия или электрических розеток? Наверно, при виде пистолета (если только он — не в руках бандита) мы можем напрячься, проявить интерес или стать особенно осторожным, но такой реакции как, например, у некоторых девушек при виде вполне безобидной мышки, у большинства людей не будет. Можно было бы подумать, что любые объекты, представляющие опасность для жизни, должны попадать в список опасных и вызывать соответствующие эмоции.

На эту тему американские ученые провели опросы среди детей, выросших в неблагополучных районах Чикаго, где опасность как попасть под автомобиль, так и угодить в перестрелку, более чем реальна. Эти ситуации интервьюеры ожидали увидеть в опросниках в первую очередь. Ко всеобщему удивлению, первые два страха в списке — это змеи и пауки. А ведь многие из опрошенных детей их даже и не видели!

2

Дело в том, что это естественные, врожденные страхи, унаследованные от наших предков. Та же вроде бы безобидная мышка в прошлом была разносчиком различных заболеваний, вплоть до чумы, которая выкосила пол-Европы в XIV веке. Вот поэтому генетическая память посылает сигнал об опасности. 

Пол Экман называет эти раздражители «универсальными триггерами» (триггер — от англ. trigger — “ спусковой крючок ” — то, что запускает эмоцию). Они появились у нас в процессе эволюции. В той или иной степени универсальные триггеры проявляются у каждого.

Для каждой эмоции у человека будут как универсальные, так и выученные триггеры — те, которыми мы обзавелись в результате персонального опыта. Выученные триггеры у каждого свои. Кто-то, например, панически боится публичных выступлений, другой же чувствует себя на сцене как в своей тарелке. Кто-то получает удовольствие от горячего шоколада (вполне возможно, неосознанно приплетая сюда приятные воспоминания из детства), а кто-то его не любит. Один приходит в ярость, когда его подрезают на дороге, другой относится к этому вполне спокойно. Как нет двух абсолютно одинаковых людей, так не будет и абсолютно идентичного эмоционального профиля. В целом выученные триггеры оказывают меньшее влияние, чем универсальные, но и они играют огромную роль в жизни каждого.

Универсальные и выученные триггеры формируют так называемую базу данных эмоциональных сигналов (emotional alert database). Автоматический механизм оценки постоянно сканирует все вокруг, где бы вы ни находились, на предмет наличия триггеров.

Этот механизм чрезвычайно быстрый, но не совсем точный. Например, лежащая на земле веревка или садовый шланг может быть идентифицирован как змея — лучше перестраховаться, — в результате чего рождается импульс. Он попадает в цепи головного мозга, чтобы вызвать определенную эмоцию, подходящую для конкретной ситуации, и включает ее в вашу речь, голос, жесты и т.д. (см. пост «Эволюция, эмоции и поведение»).

В межличностном общении такие «неточности» встречаются очень часто. Помните старый анекдот про Рабиновича?

— Рабинович, как ваше здоровье?
— Не дождетесь!

Мы ежедневно сталкиваемся с ситуациями, когда неправильно трактуем то, что видим и слышим, и реагируем эмоционально тогда, когда для этого нет причин. Наш прошлый опыт, который сформировал набор выученных триггеров, вторгается в сегодняшнюю ситуацию, и...последствия такого вторжения могут быть печальными.

3

Например, когда проявление заботы может быть воспринято как командование или помыкание:

— Дочка, не задерживайся допоздна!
— Мама, хватит мне указывать: я уже взрослая!

Таких ситуаций и в деловом, и в личном общении очень много. И что же с этим теперь делать?! Существует определенный временной разрыв между возникновением импульса и моментом, когда он трансформируется в действия. Этот временной промежуток можно увеличить, для того, чтобы была возможность понять, что происходит, прежде чем вы начнете действовать. Это сложно! Для некоторых людей это проще, чем для остальных, потому что у них импульс развивается достаточно медленно, в то время как у других — Пол их называет «бойцовыми собаками» — это происходит практически моментально.

Для того чтобы улучшить свою эмоциональную жизнь, необходимы две вещи: знать, что находится в вашей личной базе данных эмоциональных сигналов и увеличить время между возникновением импульса и действием.